домой


"ЛЕВ НЕ ОТВЕЧАЕТ НА ВОЙ ШАКАЛА"

В газете "Дагестанская правда" от 24.01.2006 года в своей статье "Так кто такой Хочбар?" внештатный корреспондент "ДП" Гапиз Нурмагомедов подводит читателя к мысли, что легендарный гидатлинский Хочбар никакой не герой. Он пишет: "Почтительное отношение к Хочбару, по-моему, обусловлено мимолетным, невнимательным знакомством с его образом, слишком эмоциональным восприятием фабулы. Благороден Хочбар, когда крадет лошадей у богатых и раздает бедным. Но уродлив и изощрен Хочбар, когда хватает малолетних сыновей Нуцала, и вместе с ними бросается в огонь. Второй поступок затмевает первый многократно, грех второго поступка куда тяжелее благородства первого". Обращаясь к читателю, он вопрошает: "А при чем здесь малолетние дети богача? Почему Хочбар не кинул в огонь самого Нуцала?"

Н. НУРИЕВ.


С какой целью внештатный корреспондент уважаемой газеты взял на себя ответственность ревизиро-вать поступки национального героя и легендарной личности непонятно. Но для непосвященного читателя расскажу о том, что в начале 17 века хунзахский хан Нуцал совершал набеги на Гидатль с намерением завоевать ее плодородные земли и обложить население данью.

Гидатль никогда не был в подданстве ни хунзахского, ни другого ханства, всегда и во всем выступал как равноправный, независимый и самостоятельный союз свободных сел, как вольное общество. А тем, кто покушался на эти ценности, всегда давал достойный отпор. Свидетельство этому героико-эпичес-кая поэма о знаменитом Хочбаре.

Это поэтическое произведение является письменным историческим документом, написанным на основе рассказа очевидцев - свидетелей тех событий. Она впоследствии стала народной песней, которую под названием "Песня о гидатлин-ском Хочбаре" пели лучшие певцы Дагестана.

Аварцы, особенно гидатлин-цы, свято чтят память своего легендарного земляка, своего Робен Гуда. Он со своим отрядом совершал набеги до самого Хунзаха, забирал награбленное у богатеев и раздавал всем беднякам. Хунзахский хан понимал, что войною гидатлинцев не одолеть, решил хитростью обезглавить их сопротивление - уничтожить предводителя гидатлинцев. Памятуя, что в горах от приглашения не отказываются, он позвал Хочбара к себе на "свадьбу".

Аксакалы Гидатля, особенно мать героя, были наслышаны о вероломстве Нуцала и не пускали Хочбара в Хунзах. Но Хочбар твердо решил поехать на "свадьбу" с быком в подарок хану. Прощаясь со всеми, он сказал: "Матушка, гидатлинцы, надо поехать, иначе подлый Нуцал подумает, что я спасовал перед ним". На подъеме к Хунзаху он услышал, как ханский глашатай зазывал народ на праздник, где "Хочбар - злейший враг Нуцала будет сожжен".

На главной площади села, где был собран весь Хунзах, нукеры хана заковали его в цепи, его коню перебили ноги и саблю поломали о камень.

В конце Нуцал с насмешкой сказал ему: - Слышали мы, что ты хорошо танцуешь и красиво поешь, доставь нам удовольствие в последний раз. - Сними цепи с ног, станцую, развяжи руки - спою, - сказал Хочбар с достоинством.

Нуцал со свитой и нукерами сидел в центре площади, а Хочбар, играя на чунгуре, пел песню у костра. В ней он рассказывал о подлости хана и борьбе гидатлинцв против него за свободу и независимость. И со словами "Я знал о коварстве Нуцала, но хотел показать ему, что мы - гидатлинцы его не боимся" он схватил двух сыновей хана и прыгнул в огонь. Напомню, что сыновья хана были 15-летними юношами, а в горах тогда мужчины в таком возрасте обязаны отвечать не только за свои поступки, но и за свой тухум, свое село. А они, чувствуя свою безнаказанность, вели себя с Хочбаром вызывающе, совершали оскорбительные выпады, сквернословили. Кроме того, они были сыновьями злейшего врага Гидатля, значит врагами Хочбара, в конце концов, они были будущими ханами Хунзаха. Между Хочбаром Нуцалханом была война, а на войне как на войне -жертвы бывают разные.

Г. Нурмагомедова ужасает такой поступок Хочбара. Он в статье спрашивает "Как за деяния отца мстить жизням маленьких детей. Ни один моральный кодекс любого народа не одобряет этого подлого поступка". Дальше больше: "Принцип Хочбара отомстить любой ценой нам знаком по многократным историческим параллелям". Он этот поступок героя приравнивает к расстрелу семьи царя Николая II и убийству бесланских детей. Ему невдомек, что Хочбар находился один среди врагов, что он решил подороже отдать свою жизнь, что этим его поступком восхищается Дагестан вот уже более 300 лет.

Понятное дело, если бы на месте Хочбара у костра хунзахского хана находился Гапиз Нурмаго-медов, он бы раскидал народ, пробрался бы к хану и, не обращая никакого внимания на его нукеров, схватил бы массивного Нуцала, на руках понес бы его к костру и вместе с ним смело бросился бы в огонь.

О мужестве и самоотверженной любви Хочбара к родной земле написаны стихи, снят кинофильм, ставятся спектакли. Кстати, первая дагестанская опера "Хочбар" тоже о нем. Великий Р. Гамзатов, родом из Хунзахского района, восхищался величием духа, свободолюбием Хочбара и написал о нем огромную поэму под одноименным названием.

Гапиз Нурмагомедов возомнил себя бог весть кем и позволяет себе спрашивать у читателей: "Имеем ли мы право называть Хочбара положительным героем литературы и театра? И сам отвечает за всех нас: "Разумеется, нет".

Какой же безответственностью должен быть наделен человек, чтобы из-за одного, по его мнению, аморального поступка (с детьми прыгнул в огонь) прославленного национального героя считать антигероем. Из его слов выходит, что историки, поэты, режиссеры театров и кино не в ладах с историей и не способны различать добро от зла, героев от антигероев и их произведения о Хочбаре ничего не стоят.

А если же Г. Нурмагомедов действительно хочет разоблачить антигероев, вот их у нас сколько - и академиков с четырехклассным образованием, и генералов с купленными звездочками, и "героев" чеченской войны, не понюхавшие пороха, и криминальных авторитетов на больших должностях. Но он, наверняка, правду о них не напишет, ведь воевать с мертвыми безопаснее.

Такой категории людей привычнее состряпать слащавые очерки о вышеназванных "героях нашего времени", надеясь на объедки с их стола, Он беспокоится, как бы "дурной пример Хочбара" не испортил нашу молодежь. И статью заканчивает словами: "Представьте себе маленьких читателей "Хочбара", маленьких зрителей оперы, которым пример самого Хочбара преподносится как образ. Не захотят ли эти читатели и зрители последовать его примеру? И в конце назидательно учит всех нас: "Пора научиться осторожно, относиться к героям в жизни и в искусстве". Не знаю по чьему заказу и за какие деньги сфабрикована эта ахинея. Не может же здравомыслящий человек, журналист авторитетной газеты столь неуважительно говорить о нашем герое, на чьем мужестве, стойкости и героизме наши предки столетиями воспитывали своих сыновей.

Мудрец сказал: "Если героев нет, найди их среди людей, если ' их к там нет, придумай их, ибо они хребет нации, ее надежда и путье-водная звезда, на которых стараются равняться наши сыновья".

И кто же мы без Хочбара, Анхил Марин, Ахедхана Султана, Магомеда Гаджиева и т.д. Нам ли подвергать сомнению их героизм и любовь к родной земле?

Не люблю я горе-мудрецов, которые, сидя на мягком диване в теплом помещении, рассуждают о прошлой эпохе и ее героях категориями сегодняшнего дня и собственной оценки. В большинстве своем они безответственны и не понимают пустоту и никчемность своих суждений. Это их, наверняка, предостерегал поэт А. Гафуров своим афоризмом: "Если в прошлое ты выстрелишь из пистолета, будущее выстрелит в тебя из пушки".

Свое возмущение на статью "Так кто такой Хочбар?" депутат НС РД С. Асиятилов в сердцах выразил очень емко и лаконично: "Лев не отвечает на вой шакала".

Что можно добавить к этим словам?!


  KavkazWeb Rambler's Top100
Дизайн сайта: Салихова М.